Трудодни, воры и Николай Чудотворец в воспоминаниях долгожительницы Клавдии Александровны Шабровой

Из воспоминаний Клавдии Александровны Шабровой в девичестве Кузнецовой, 1911 г.р., (уроженки д. Караваево), одной из долгожителей Ростовской земли. Воспоминания записаны Александром Морозовым (ГМЗ «Ростовский кремль») в ходе экспедиции в д.Караваево, Ростовского района, Ярославской области в июле 2006 года.

Вот так вот вкалывала в свои трудодни, а за деньги, когда колхоз наступил, я-то уж полтора года работала, а всех-то 47 годов работала, а остальное всё за так. Картофель вон 3 корзины приплёснуто, грамм по 200, по 300, хлеба, ржи, но пенсией я довольна – пенсию-то дали, сейчас ничего стало, сразу мне дали 52, так это все говорили: «Что-то ей больно много ей дали – 52», а то они сами думали, что они много работали – спали ночью с ребятами-то, а у меня ребенок умер – девчонка-то, а я вкалывала, то клевер метала по ночам, то молотила, а жать-то до ночи. Скажу бригадиру: «Бригадир, скотину-то погнали» – овец держала да коз – корову не держала. А он: «Да вон у скотного-то будет». И бегу – платок с головы сваливался. Не жила, только маялась.

А воры слыхал? [Слыхал.] И душили меня, и вязали. Привязали за руки, а я была без памяти, когда привязывали – пододеяльник разорвали – 3 мужичища, здоровенные, меня пододеяльником привязали к кровати. А зимой – морозы, снег, сугробы. Верую в Бога, он помогает. Я между собой говорю: «Святые угодники, помогите мне развязаться». Я руки развязывала, развязывала – никак, я вот так вот поползла ползком по кровати, да зубами, развязалась, да вот в рубашке-то, да связанными руками, да босиком да к соседу, а он сказал: «Если бы я знал, что это ты, я бы в подштанниках, в трусах, но выбежал и отпер, а я думал, что Лопаткин пьяный», и он не торопясь, оделся и вышел. Он в валенцы меня обул, одел, в фуфайку, посадил на лежанку. Я ему говорю: «Володя, пойди, запри дом», и дом он запер. На мосту они все перекидали. Ведь чего им было надо? Родимые их даже назвала. Один издох: у церквы, может, слыхал, замерз. [Слышал, да.] Грехов Саша. А два-то еще живы.

[Приход в Караваево был в Климатино?] В Климатино. Я верую в Бога – Бог есть. Одну икону – Николай Чудотворец сдала. Посередине Николай чудотворец, а по краям все святые. Она больше окна, и шире. Говорили, что поретчики ремонт делают, церковь откроют. Пошла с Графинкой Хазовой – она заведовала. Я говорю: «Возьмите, я вам ее отдам. Когда сделаете, поставите, у меня ее украдут, а ты сохрани ее». Она говорит: «Ой, я завтра же приеду». Приехали, увезли. Горела. 2 парня молоденьких, добрые, веруют они, работают по церквям. Мне привезли «Казанскую Божью Матерь», потом «Всех святых», привезли полкило шоколадных конфет, да полкило печенья. Говорят: «Бабушка, не реви». Она поставила икону во дворе, иконостас весь сгнил, и она вся заржавела, почернела, иконостас развалился. Я прихожу в Поречье, мне говорят: «Клавдия, церкву отделали, но не совсем, но будет молебен и Николу привезем». Они поехали, а она вся развалилась. Они ее привезли, я прихожу в церкву, они ко мне подходят и женщина говорит: «Тетя Клава, вон ваша икона, вся развалилась, вся заржавела». Я подошла, так и упала.

Источник: https://rostland.blogspot.com/2011/12/blog-post_26.html

Помогите восстановлению храмов
Начинаются сезонные работы. Пожалуйста, помогите нам, провести их в срок.
Поддержать фонд
Фонд "Ростов Православный" имени святителя Леонтия епископа Ростовского восстанавливает и поддерживает работу храмов Ростова Великого и его окрестностей. Внесите свой вклад в дело сохранения древних святынь.